«Я горжусь своим сыном, но мне очень-очень плохо без него», – мама убитого в Донецке 16-летнего патриота Украины Степана Чубенко

"Я горжусь своим сыном, но мне очень-очень плохо без него", – мама убитого в  Донецке 16-летнего патриота Украины Степана Чубенко

«Я уверена, что и при аресте Степа не стеснялся своей проукраинской позиции. Он никогда не скрывал своих убеждений и ничего не боялся… В Краматорске он участвовал во всех митингах в поддержку целостности Украины. Когда в городе появились украинские военные, с друзьями стал носить им все необходимое… А во время обстрелов помогал спускаться в подвалы пожилым людям, добывал для них воду после того, как перестало работать водоснабжение»

11 ноября Народному Герою Украины, настоящему патриоту нашей страны, не боявшемуся высказывать свое мнение, исполнилось бы всего 19 лет.
В школе, где он учился, открыта мемориальная доска.

В небольшой квартире, расположенной на первом этаже самого обычного дома Краматорска, гостей встречает пес – помесь пинчера и добермана. Бим доброжелательный и приветливый. «Когда мы с псом дома вдвоем, я называю его то внучком, то Степой, уж больно похож характером на своего хозяина, – улыбается Сталина Чубенко, приглашая  меня в кухню. – Долгое время именно Степа просил меня завести собаку. Но я не соглашалась. Но как-то увидела щенка на базаре. Пришла домой, рассказала своим мужикам о глазках пса, и мы его забрали». 

Я очень боялась поездки домой к Сталине и Виктору Чубенко. Общаться с семьями, которые потеряли близкого человека, тяжело. Воспоминания всегда приправлены слезами и невероятной болью. Что уж говорить о родителях, потерявших сына. Но здесь о Степе говорят так, как будто он вот-вот вернется. 

"Я горжусь своим сыном, но мне очень-очень плохо без него", – мама убитого в  Донецке 16-летнего патриота Украины Степана Чубенко

«Степан Чубенко – самый юный гражданин Украины, убитый только потому, что он – украинец», – написал после награждения краматорчанина орденом «Народный Герой Украины» Юрий Бутусов в мае этого года 

«Старший сын, Андрей, уехал на сессию, – объясняет мне Сталина, показывая комнату сыновей. – А мне кажется, что вместе с ним и Степка отправился в Харьков. Он ведь уже мог учиться в каком-то вузе, хотел получить юридическое образование в академии МВД. И вряд ли бы постоянно жил в Краматорске. А вообще у меня стойкое ощущение, что младший сын постоянно с нами. Он подает мне знаки, предупреждает, помогает, указывает дорогу. Он с нами». 

…Летом 2014 года 16-летнего Степана задержали в Донецке, когда он вышел из киевского поезда. Тогда еще железнодорожное сообщение действовало. Поводом для ареста послужила желто-голубая ленточка, завязанная на его рюкзаке. 

«ПРОХОДЯ МИМО НАШЕЙ СПАЛЬНИ НА КУХНЮ, СЫН ГРОМКИМ ШЕПОТОМ ПРОИЗНОСИЛ: «РОДИТЕЛИ, Я ВАС ЛЮБЛЮ»

– Я уверена, что и при аресте Степа не стеснялся своей проукраинской позиции, – говорит мама. – Он никогда не скрывал своих убеждений и ничего не боялся… В Краматорске он участвовал во всех митингах в поддержку целостности Украины. Когда в городе появились украинские военные, с друзьями стал носить им все необходимое… А во время обстрелов помогал спускаться в подвалы пожилым людям, добывал для них воду после того, как перестало работать водоснабжение. 

 "Я горжусь своим сыном, но мне очень-очень плохо без него", – мама убитого в  Донецке 16-летнего патриота Украины Степана Чубенко

Степа обожал пошутить, посмеяться. Фотографируясь, старался обыграть ситуацию. Этот снимок сделан в соляной шахте, поэтому мальчик «пробует» стену на вкус.

– Нашему сыну все было интересно, – говорит отец мальчика. – Сначала он занимался греко-римской борьбой, а затем увлекся футболом, да так, что мечтал стать профессиональным вратарем. Он защищал ворота нашей городской команды «Авангард». Ребята говорят, что во время матчей всегда чувствуют присутствие Степы. Как будто он сидит на скамейке запасных…

"Я горжусь своим сыном, но мне очень-очень плохо без него", – мама убитого в  Донецке 16-летнего патриота Украины Степана Чубенко

Степан Чубенко был отличным вратарем

С друзьями Степа организовал команду КВН, взял шефство над детским домом в Краматорске: ездили туда, возились с малышами, привозили им игрушки, одежду, книжки, вкусности. Не раз, возвращаясь домой после таких визитов, говорил нам: «Это закончится тем, что я усыновлю всех ребятишек». 

– Степа был откровенен со мной и мужем, – продолжает Сталина. – И не стеснялся выражать свои чувства. Бывало, ночью крадется на кухню к холодильнику, и, проходя мимо нашей комнаты, говорит: «Родители, я вас люблю!» Как-то он взял меня в Киев на игру его любимого клуба «Шахтер». Представляете, с мамой поехал на футбол! И в столице первым делом мы пошли в Музей Великой Отечественной войны. Сын с огромным вниманием относился к ветеранам. В День Победы покупал цветы и дарил их на улицах людям с боевыми наградами. 

В начале военных событий на Донбассе Сталина вместе со Степой уехала в Россию проведать отца и привести в порядок могилу мамы.

– Я думала, побудем в гостях до тех пор, пока дома все не успокоится, но сын стал требовать возвращаться в Краматорск, и спорить с ним было невозможно. Он не мог и не хотел прятаться, – вздыхает Сталина. – Кстати, сына пытались обвинить в поджоге Дома профсоюзов в Одессе 2 мая. А мы с ним в это время находились в России. Пришлось даже брать у пограничников обеих стран справки о пересечении границы… 

В начале июля Степа поехал к другу в Киев. Оттуда домой отправился 23 июля. Почему он взял билет на донецкий поезд? Родители сами до сих пор пытаются найти ответ на этот вопрос. Но именно на вокзале подростка задержали. 

– Тогда хватали мужчин, чтобы рыть траншеи и окопы, – говорит Сталина. – А Степа же крепкий, высокий. Выглядел старше своих 16 лет. Мне позвонил «ополченец» и сообщил об аресте сына. Мы с Витей тут же отправились в Донецк

– Сначала нам сказали, что Степу отправили в Горбачево-Михайловку рыть окопы, – говорит Виктор. – Но там мы его не нашли. Расспрашивали о сыне всех, кого только можно. Его никто не видел. А местное сепаратистское начальство говорило: ваш сын сбежал во время минометного обстрела. Однажды подошли к двум местным женщинам, показали фотографию Степы. Одна из них спросила: «Он у вас за кого?» – «Какая разница, ему всего 16 лет, ребенок совсем!» – «И все же – за кого?» – не успокаивалась она. Другая женщина, увидев снимок нашего сына, отвернулась. Чуть позже она призналась: «По селу прошел слух, что расстреляли 16-летнего подростка. Может, это ваш сын и есть»…

– Несколько суток мы провели возле здания Донецкой обладминистрации и все же дождались Александра Захарченко, – добавляет мама. – Он выслушал нас, а на следующий день сообщил, что Степа расстрелян…

Мы с мужем не хотели верить в эти слова, поэтому продолжали расспрашивать дончан, обошли все места, где могли держать пленников. Выяснили, что сына начали избивать еще в Донецке за желто-голубую ленточку на его рюкзаке и шарф футбольного клуба «Карпаты». В Горбачево-Михайловке, куда Степу перевезли, издевательства продолжились. Но где тело нашего сына, мы никак не могли узнать. Толком ничего не узнав, вернулись домой… Только в конце сентября 2014 года нам позвонили и сообщили: задержаны и допрошены те, кто издевался над Степой, они указали место, где его похоронили, готовится эксгумация тела. Ее провели 3 октября. Это была пятница. Конечно же, мы с Витей присутствовали при этом. Я стояла возле могилы и, пока ее раскапывали, продолжала надеяться, а вдруг это ошибка, и там не Степа… Даже увидев одежду сына, подумала: может, ее надели на другого человека? Но чем внимательнее рассматривала тело, тем больше убеждалась, что это мой ребенок. Убийцы сняли с него кроссовки. Он был в носках. Руки связаны скотчем за спиной… Так бояться безоружного подростка, чтобы его связывать? На голове у Степы была футболка, в которой он играл в КВН. Сомнений не было. Но даже после эксгумации сына нам сразу не отдали. Степа еще месяц находился в морге. Похоронить его мы смогли только 8 ноября, накануне его 17-летия…

НАЖМИТЕ НА СТРЕЛКУ , чтобы читать далее

Загрузка...