Американский президент из Одессы (ФОТО, ВИДЕО)

2


Кардинально изменить свою жизнь Игорю Казацкеру пришлось в 48 лет — 17 лет назад он вынужден был отказаться от прибыльного бизнеса в Одессе и пробивать себе новый путь среди небоскребов Нью-Йорка. Испытаний на его долю выпало немало: болезни близких, потери, смена нескольких работ. Но опускать руки — не в его правилах. Казацкер справился, ведь рядом всегда были надежные друзья. Теперь он — одесский американец и президент Одесского землячества в Нью-Йорке, одна из задач которого — помощь и поддержка эмигрантам. «Одесской жизни» господин президент дал эксклюзивное интервью о себе работе нашего землячества в Большом яблоке.

Впервые я посетил Америку в 1996 году. И у меня не было ощущения чужеродности. Я до сих пор помню ощущение, которое у меня возникло на смотровой площадке на Статуе Свободы. Я ходил по кругу, любовался невероятной красотой этого величественного города, и тут мне пришла в голову мысль: «Я хочу здесь жить!».

Цель любого эмигранта перенести свое физическое тело из одного места в другое. Но самое главное, с какими внутренними установками ты приезжаешь. Я, в общем, не планировал уезжать в Америку. Мне было 48 лет, когда я уехал из Одессы — возраст не самый лучший для эмиграции. Должен сказать, что в отличие от многих других, которые уезжали от плохого к хорошему, я уехал от хорошему к плохому. Потому что у меня в Одессе было практически все: дом, семья, хороший серьезный бизнес — комплектация капитального строительства. Это — «вечный бизнес» при любой власти. Но мне пришлось от всего этого отказаться по очень существенной причине: у меня тяжело болела мама. И так получилось, что Америка спасла ей жизнь. И по сегодняшний день мама жива, ей 91 год.

На первых порах жизни в США я брался за любую работу — водитель такси, развозчик цветов, экспедитор, переводчик, помощник юриста, журналист. Сегодня я не могу сказать, что достиг каких-то «генеральских» высот. И тот «удельный вес», который у меня был в Одессе, — намного выше. Но, тем не менее, я доволен. Я востребован людьми, в первую очередь и по работе и по призванию. Призвание — это, прежде всего, Одесское землячество.

Я приехал в Америку 26 мая 2000 года. И сразу познакомился с огромным количеством людей — ну, у меня такой характер. Спустя какое-то время я начал «теребить» своего старшего товарища, четырехкратного чемпиона мира по самбо среди ветеранов, издателя книг о США Бориса Талеса — его многие помнят в Одессе, многие знают и любят в Нью-Йорке. Так вот, я говорю ему: «Боря, давай создадим с тобой какую-то структуру, чтобы одесситы могли собираться». А он мне: «Ты не понимаешь, одесситы не хотят формальностей: членские взносы, начальство, профком, политбюро какое-то». Так продолжалось три с половиной года. А в марте 2004 года, в районе Брайтон-Бич, в большом еврейском центре «Шорфронт», мы провели первое собрание. Пришло больше 600 человек. Я выступил с «пламенной речью». Было много скептиков. Например, писатель и журналист Вадим Ярмолинец сказал, что «через пару лет вы разлетитесь на «землячество Таирово», «землячество Фонтана», «землячество Пересыпи» и так далее». Но вопреки таким пророчествам, Одесское землячество в Нью-Йорке существует уже 13 лет.

С 2004-го по 2007 год я был первым президентом землячества. Потом (по уставу) у нас были перевыборы. Вторым президентом Одесского землячества выбрали Валерия Савинкина. Его сын Володя погиб во время теракта 11 сентября в Нью-Йорке. Ему был только 21 год. На одной из одесских школ (ООШ №83. — Ред.) висит мемориальная табличка еего памяти… Валерочка — большой души человек. Он очень много сделал для одесситов в Америке, но, к сожалению, скоропостижно скончался 6 марта 2017 года. После этого у нас было собрание и меня снова выбрали президентом землячества.

Одесситы — очень свободолюбивый «народ» и терпеть не могут «рамок». Поэтому официально нас 200 человек. Но на митинги, на День памяти жертв Холокоста и большие для всех одесситов праздники — 2 сентября (День города) и 10 апреля (День освобождения Одессы) — приходят по 500-600 человек.

После террористической атаки 9 сентября 2001 года, когда шок начал немного проходить, была организована общественная структура — «Проект восстановления сил». Под проект организаторы получили грант — более одного миллиона долларов. Меня пригласили на должность кейс-менеджера (администратора) проекта. Мы помогали русскоязычным семьям, пострадавшим от теракта. Из 87 пострадавших семей было четыре одесских. Это была очень тяжелая работа. Были сотни звонков и тысячи слов. Знаете, когда открываешь очередное дело, а на тебя смотрят лица погибших — это очень страшно…

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки