Доблесть. Глупость. Жадность

0


На «крымское» интервью пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова украинские медиа отреагировали привычно. Если просмотреть заголовки ведущих украинских СМИ и новости телеканалов, то окажется, что самое главное из сказанного Песковым – то, что ему не важны сроки примирения с Украиной, а последствия аннексии Крыма имели безусловный положительный характер. Впрочем, именно это российские политики говорят уже три года подряд.

Поэтому для российских СМИ важен оказался другой ответ Пескова относительно Украины: «Безусловно, Украина чрезвычайно важна для нас, она важна для нас и в плане межгосударственных отношений, она важна для нас и в экономическом плане, она важна и в гуманитарном плане. Вы знаете, что и смешанные семьи, и родственные отношения, и так далее и тому подобное. Это трудно переоценить, это важно до сих пор, несмотря на все издержки вот той ситуации, в которую мы вместе попали с Украиной. Быстро пройти через эту боль не получится. Хотя, как вы, наверное, видите и как вы знаете, в России никаких предубеждений в отношении украинцев не было и нет и, я надеюсь, не будет» .

Слова эти важны, как видим, прежде всего, своей тональностью. В них нет ни «фашистов», ни обвинений в адрес Украины, напротив – говорится об отсутствии предубеждений и про ситуацию, в которую две страны попали не из-за Украины и «переворота», а «вместе» . Но такая перемена риторики вовсе не означает, что завтра Москва уйдет из Донбасса, а еще через пару дней – из Крыма. Нет. На самом деле, она означает нечто прямо противоположное.

Донбасс как элемент торга был важен для Владимира Путина с точки зрения установления его отношений с новой американской администрацией. «Выполнение Минских соглашений» в пакете с Сирией в обмен на снятие санкций и признание интересов Москвы на постсоветском пространстве и Ближнем Востоке были именно тем «подарком» , который Владимир Путин намеревался сделать Дональду Трампу в рамках «большой сделки» . Однако начавшееся в Вашингтоне широкомасштабное расследование контактов представителей окружения Трампа с российскими чиновниками вкупе с расследованием о вмешательстве России в американские выборы убедили Кремль, что никакой « большой сделки » не будет. Не при этом президенте.

Тогда что же делать с Донбассом? Отдавать его Украине «просто так» Владимир Путин не намерен. Впихнуть в качестве «особого региона» , инструмента федерализации страны не может. Остается один вариант – осторожная приднестровизация Донбасса, превращение «республик» в полноценные государственные образования, но так, чтобы не нарваться на новые санкции.

Первым шагом в этом направлении стало признание Россией документов «республик» , что может послужить толчком к принятию нового гражданства жителями оккупированных регионов. Следующий шаг – национализация, а вернее – введение внешнего управления на предприятиях, которые находились под украинской юрисдикцией.

Может возникнуть вопрос: почему эти предприятия до сих пор под этой юрисдикцией оставались, платили налоги в украинский бюджет? А именно потому, что Москва рассматривала Донбасс как потенциального «троянского коня» для дестабилизации Украинского государства. И поэтому предпочитала сохранить на оккупированной территории соседство «правых полей» Украины, России и «народных республик» .

Теперь надобность в украинском правовом поле отпала окончательно. Но ввести «внешнее управление» просто так в России тоже не могли, так как это усилило бы позиции сторонников усиления санкций против Кремля и позволило бы обвинить Россию в нарушении Минских соглашений. Поэтому для введения такого управления была использована блокада Донбасса.

Я специально пишу – использована, а не организована. Потому что вопрос того, кем на самом деле была организована «народная блокада» – вопрос работы спецслужб, а не аналитиков. Но с аналитической точки зрения ясно, что приостановление отправки грузов традиционным покупателям позволило Москве вполне легально, в ответ на действия « блокадников » и бездействие украинских властей перенаправить товарные потоки в свою сторону и изменить структуру управления (но не структуру собственности) предприятий.

С российской точки зрения это вполне выгодно: в будущем можно будет продавать Украине украинский же уголь и другую продукцию, под видом российской (или замещать российской, а украинским торговать на других рынках), налоги будут оставаться в «республиках» , владельцы будут получать свою прибыль, а правовое пространство будет очищено от Украины и ее гривен. Ну и плюс украинский бюджет лишится поступлений под аплодисменты борцов с «торговлей на крови».

Натисніть на стрілку що б перейти до наступної сторінки

1
2
Загрузка...