Почему для Украины важны договоренности между США и Турцией

Во вторник, 16 мая, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган посетил Вашингтон с официальным визитом. В течении одного дня состоялись переговоры лидера Турции с президентом США Дональдом Трампом, выступление перед представителями основных политологических центров, а также встреча с руководителями крупнейших американских компаний.

Накануне этого события ведущие американские СМИ писали не только о его важности, но и о том, что Эрдоган вряд ли вернется в Анкару удовлетворенным результатами переговоров c Трампом. Такая оценка основывалась на “трех китах”: авторитарном, в глазах американской общественности, имидже нынешнего турецкого руководства; серьезных расхождениях сторон по вопросу о приоритетности задач процесса сирийского урегулирования; отсутствии, по мнению ведущих аналитиков, у Белого дома какой-либо четкой позиции, не то что политики по отношению к Турции.

Для Украины американо-турецкие договоренности важны как минимум по двум причинам.

Во-первых, с точки зрения долговременных интересов нашей страны, важно, чтобы Турция и в дальнейшем оставалась стратегическим партнером США и НАТО, что сделает невозможным или, по крайней мере, усложнит дальнейшее сближение Анкары с Москвой. В том числе, это касается и реализации энергетических проектов в регионе, так как США всегда выступали за реальную диверсификацию поставок газа и против обходных маршрутов вокруг территории Украины.

Во-вторых, активное сотрудничество стран западной коалиции и Турции в скорейшем урегулировании кризиса в Сирии выбьет из рук Кремля такие важнейшие инструменты дестабилизации региона и ЕС, как продолжение боевых действий против мирного населения Сирии, увеличение потока беженцев и дальнейшая радикализация религиозных и племенных групп, в первую очередь курдских, на территориях северной Сирии и в районе сирийско-иракской границы.

В целом, если попытаться прочитать между строк дипломатических заявлений с обеих сторон о чем же удалось договориться, следует признать, что прогнозы специалистов оказались близки к истине. Во время итоговой пресс-конференции стороны старательно обходили вопрос о поддержке США курдов, и практически едва упомянули о Ф. Гюлене. Учитывая, что и Владимир Путин в Пекине заявил о том, что Россия считает возможным сотрудничество с курдскими формированиями, как наиболее боеспособными, которые готовы сражаться с ИГИЛ, было бы странно услышать от Трампа нечто иное, поскольку по этому вопросу позиции США и РФ совпадают.

В этом контексте прежде всего следует обратить внимание на “проблему Ракки”. Ракка – это город в северной части Сирии, фактическая столица “исламского государства”, а точнее – террористической организации ИГИЛ. Падение Ракки будет означать огромный прогресс в уничтожении ИГИЛ, что и является главным приоритетом США в сирийском конфликте. По оценкам Пентагона, для освобождения Ракки нужны порядка 20 тысяч хорошо оснащенных современным оружием бойцов, и задача формулируется просто – это будет либо 20 тысяч американцев, либо до 15 тысяч сирийских курдов при частичном участии армейских подразделений США, которые и так расквартированы в странах Персидского залива.

Источник

Загрузка...