Прощай, Amazon? Как депутаты хотят повысить цены на импорт и запретить нам пользоваться зарубежными интернет-магазинами

Вполне возможно, что в самом ближайшем будущем украинцы лишатся возможности покупать товары на международных площадках, таких, как eBay, Amazon и другие. При этом, внутренние цены на электронику, автозапчасти и прочий импорт могут вырасти ориентировочно на 30%, а многие неавторизованные сервисы по ремонту автомобилей и всякой техники закроются. И дело вовсе не в кознях Нацбанка или Налоговой.

Эдакий апокалипсис в отдельно взятой стране предрекли в конце прошлой недели участникикруглого стола, собравшиеся обсудить вполне, на первый взгляд, мирную тему по исчерпанию авторских прав в вопросах интеллектуальной собственности.

Собственно говоря, шум по этому поводу поднялся еще несколько месяцев назад. Тогда украинская таможня начала тормозить на границе частные посылки с товарами Meizu и Xiaomi, купленными в зарубежных интернет-магазинах. Повод следующий. В Украине с 2007 года действует Таможенный реестр права интеллектуальной собственности, в котором на сегодняшний день содержится около 6 тыс. торговых марок. На основе этого документа владельцы прав на такие марки имеют право останавливать зарубежные посылки в случае, если они подозревают ввоз контрафакта-подделок или когда происхождение товара не удалось установить. Правда, обычно речь не шла о частных посылках граждан.

Однако, как полагают участники круглого стола, есть большая вероятность получить массовое блокирование параллельного импорта (то есть, который идет, минуя официальных поставщиков), в том числе, и частных посылок.

Сегодня в ВР зарегистрировано два законопроекта, касающиеся этого вопроса — № 5699 и № 5419. Первый предложен Кабмином и гармонизирует наше законодательство в области интеллектуальных прав с европейским. Второй, предложенный парламентариями во главе с депутатом Викторией Пташник, по сути, вводит национальный принцип исчерпания авторских прав и превращает владельцев торговых марок в монополистов на украинском рынке — со всеми вытекающими последствиями.

«Крупные бизнесы на фоне растущего контрафакта-подделок и обнищания страны пробуют заставить нас платить больше и компенсировать свои упавшие доходы повышенной маржой, — говорит владелец компании Rozetka Владислав Чечеткин.- А с другой стороны, всех, кто может предложить товар дешевле, обвинить в контрабанде и продаже поддельного товара. К чему это может привести? К повышению цен и исчезновению ряда товаров из магазинов. Потому что мелкие компании возить товары не смогут, а крупные везут только то, что гарантированно продастся. Никто не хочет брать на себя риски».

По его словам, долгое время эта ситуация была слабо урегулирована. «Затем появилась такая штука, как Таможенный реестр авторских прав. В результате, компании не могли ввозить товары, которые им кто-то не разрешал. Кто-то — это либо юристы, которые представляли производителя, либо аферисты, которые присвоили себе это имя, либо настоящие производители. Это незаконно, но способа остановить это не было. Такое положение затягивало процедуру прохождения таможни на месяцы, поэтому в стране был либо официальный товар, разрешенный правообладателями, либо чистая контрабанда — другого не было».

Эти два потока товаров существовали долгое время — до тех пор, пока у граждан появилась реальная возможность покупать товары официальных производителей в зарубежных интернет-магазинах.

«Тогда, — продолжает Владислав, — оформилась группа под условным названием «22 евро», которая попробовала запретить нам покупать что-либо из-за рубежа дороже, чем 22 евро. Произошел общественный врыв, и законопроект дальше не пошел. Но лоббистская группа пошла дальше. Через некоторое время появился законопроект 5419, который позволяет вендору или его представителю законодательно ограничивать ввоз товаров в Украину».

Буквально сразу после появления данного законопроекта, рассказывает владелец маркетплейса, наиболее нетерпеливые потребовали запретить частные посылки к ввозу в Украину. На фоне этого и возник новый скандал. На сегодняшний день таможня имеет механизм отследить любую частную посылку с любым товаром, неугодным правообладателю или его представителю. И то, что это случилось лишь с двумя-тремя брендами, говорит лишь о том, что другие правообладатели еще не поняли, что так можно.

«К чему это приведет, объяснять не нужно. Уже сейчас в Украине официальный товар в разы дороже, чем в соседних странах. Знаю, что по лекарствам есть превышение цен на порядок. По электронике есть много примеров, когда товар в Украине вдвое дороже, чем у соседей. Аргументы всегда одни — мы хотим собирать больше налогов. Но с трупа получить нельзя ничего. По большому счету, весь украинский бизнес будет трупом, потому что легально будет разрешено завозить товары лишь единицам. При этом, контрабанда существует и сейчас. И введение законодательного запрета на контрабанду звучит смешно, потому что контрабандисты законов не читают. А разница в цене в 200-300% ведет к тому, что бизнес пойдет на все, чтобы их заработать, как говорил дедушка Маркс», — подытожил Владислав Чечеткин.

«Этот законопроект (№ 5419 — ред.), несмотря на специфичность, очень вреден покупателям, бизнесу, экономике, а значит, и всей стране, — считает Сергей Арабаджи, основатель сервиса Hotline.- С нами сотрудничает 4 тысячи магазинов, и мы пока умудряемся, благодаря нынешней редакции закона о торговых марках, сотрудничать со всеми. Пока. Причем с крупными марками вопрос не стоит так остро, поскольку все равно между ними большая конкуренция. Но есть десятки тысяч нишевых брендов, которые нам нужны для дома, для сада, для машины, где уровень конкуренции очень низкий. И что происходит сейчас? Мы завалены письмами с угрозами такого характера: «я требую убрать с Hotline следующие магазины…, в противном случае вас ждет…». Хорошо, что мы работаем с хорошими юристами и держим легальную оборону. Но если примут национальный принцип, что будет»?

В качестве примера Сергей назвал электрокамины: «Уровень конкуренции чрезвычайно низкий. Есть мелкий предприниматель, который подписал эксклюзив и уговорил ряд магазинов продавать его товар за 2 тыс. евро. Все остальные магазины он требует убрать с Hotline. При этом в Польше и Словакии эти камины стоят 1 тыс. евро. В результате сегодня есть сервисы, которые напрямую доставляют эти товары из Польши по просьбе потребителей. Частными лицами из рук в руки. И эти сервисы сейчас очень активно растут именно из-за ценовой дискриминации. Введите в поиске: запчасти из Польши, электроника из Польши и т.д».

То есть, получается, — продолжает С. Арабаджи, — что какой-то мелкий предприниматель подписывает договор с компанией-производителем и становится эксклюзивным дистрибьютором какого-то вида товаров. После этого он сразу же пытается попасть в реестр и воспользоваться его преимуществами.

«Я даже не представляю, что будет, если это все узаконить. По огромному количеству необходимых нам товаров по строительству, по автомобилям, для медицины марок, где низкая конкуренция, мы будем иметь дело с монополистом по марке», — констатирует Сергей Арабаджи.

НАЖМИТЕ НА СТРЕЛКУ , чтобы читать далее

Загрузка...